Anna from Vienna

Eventide
Ad 2:
2020-05-01 21:18:33 (UTC)

Я летела

Я летела с закрытыми глазами, продевая воздух своими мечтами. Мечтами вселенской важности. Передо мной солдатничали многоэтажные дома, за моей спиной, всё время меняющей направление вектора, наблюдали такие же прямоугольные коробки. Но ни в одной квартире не было существа, которое ощущало бы себе превосходнее, чем я. Это то, что не нужно было доказывать.

Пока прохлада окутывала меня своими режущими объятиями, мне невольно воображались сосредоточенные музыканты, отвлеченно наигрывающие мотив моей песни, засвеченные кадры, щелкнутые лучшим другом для последующих обложек, неопознанная до сих пор любовь всей моей жизни, стопка новеньких непрочитанных книг, коллекция странных открыток, известные мне творцы, готовые по моей готовности воспользоваться моим телом, как холстом, для укрепления состоятельности своих великолепных эгоистичных парадигм, сквозь которые они придадут моему имени и его значению подтекст, свойствен исключительно уникальным творениям и их описаниям слева в углу под рамками, творениям на подобии тех, какими являются и их создатели:
эскизы новых рисунков, которые скоро навечно всмеются мою кожу; ликующая краска, с нарочной небрежностью вылитая мне на голову; удобные, под цвет подобранные футболки с изображениями душ предыдущих их обладателей на спине...

безграничное поле где-то за 200 километров от моего города...

Поле. Эта мысль возвратила меня ко всем недалёким утрам. Всё, что я слышу — звук моих убитых кроссовок, проносящихся по зелёной траве, всё, что я вижу — себя, как бы со стороны, шагающую вперёд. Сколько придётся ждать водителю? Страниц? Сигарет? Внутричерепных монологов? От скольких пролетевших мимо машин придётся ему невольно отдернутся , чтобы позволить моему организму вылечиться от пагубного ощущения неволи. Сколько придётся ждать всем, кто не хочет ждать только потому что отсутсвие её — свободы убивает во мне меня, а они спешат.... Мне хочется развернутся и закричать ему, чтобы тот уезжал. Дальше на юг. Чтобы оставил меня здесь. Между небом и землей, если бы такое пространство существовало. В сущности же я бы летала, продевая воздух...

Это совсем новые качели, их соорудили совсем недавно. Что если бы они были здесь с самого моего детства? Стала бы я тогда кем-то другим? Чем-то другим? Он вот-вот откроет окно и позовёт меня домой, как и десять лет тому назад, но мысль о том, что я могу изменить всё сегодня же заставит меня подняться на четвёртый, постучать в дверь и без изменений войти в неё. Единственное оправданное желание — желание свободы и всего, что необходимо для её обретения.


Ad:2